Фото авто рено 11

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Renault Duster цена, технические характеристики, фото


авто 11 рено фото

2017-07-24 22:48 Отзывы владельцев автомобилей Рено Логан опыт покупки, проблемы в эксплуатации, поломки Огромная коллекция фото авто, отсортированная по маркам и моделям, все фотографии в




В России всего два запрещающих знака на дорогах: "Фотовидеофиксация" и "Работает эвакуатор".


Было: И на груди его могучей Одна медаль висела кучей... Еще: Причем за выслугу годов Висела в несколько рядов...






Сейчас войну не объявляют, А, соблюдая этикет, Приветливо хвостом виляют Готовясь к запуску ракет. (с) Дмитрий Торчинов


ЧТО РУССКОМУ ХОРОШО, ТО ШВЕДУ СТРАШНО ЧАСТЬ ПЕРВАЯ, Преамбула. Специальность моя... впрочем неважно. Работаю на... тоже не суть, главное, что на заводе, где производят всякое секретное сырье для совершенно секретных ядерных боеголовок. А для маскировки завод называется станкостроительным. Причем все знают, что на самом деле завод производит не станки, но делают вид, что не знают. Наши стратегические враги это тоже знают, но делают вид, что не подозревают. Мы знаем, что они знают про нас, но делаем вид, что не знаем, а они знают, что мы знаем, что они знают, но делают вид что ничего этого не знают, поэтому все довольны. В мои обязанности входит периодически ездить в некоторые учреждения, для чего завод дает машины, и водителей. Почему во множественном числе? Потому что машин много, водителей тоже, и кто свободен, тот и везет. В тот раз к нам в машину подсадили шведа, пребывающего у нас для заключения контракта, а по сути разведки в пользу стратегических врагов. Мол, все равно по пути, так отвезти надо в гостиницу "Комсомольская". Мы знали, и они знали, что мы знаем, для чего швед здесь, но делали вид... Ну да вы поняли. Амбула. За рулем водитель... Ну, допустим, Коля. Швед сзади, в "Газели", я рядом с Колей. Курим, болтаем о то, о сем, о "станках" да о женщинах. И вдруг швед сует морду к нам и спрашивает, шпикаем ли мы по инглишу. Я отвечаю, что, мол, ноу, и швед, расстроенный, садится взад. Я, понимая, что ему что-то надо (вдруг в сортир хочет, но не знает, как сказать, дык мы у ближайших кустов остановимся, жалко что ли) спрашиваю его на самом известном мне иностранном языке, розмавят ли он по полску (по-польски, то есть). На его недоумевающие глаза понимаю, что не хрена он не размавят, спрашиваю на втором и последнем языке, известном мне, шпрехает ли он по дойчу (по-немецки, то есть). Швед оживился, и густым басом хрипит "Я, я, их бин шпрахе" (да, да, типа, понимаю). Я спрашиваю герра, что ему собственно надо, и он на страшной смеси немецкого и английского начинает что-то впаривать. Я ему говорю, но ни хрена не ферштею, пусть говорит на одном немецком. Он говорит, что немецкий плохо знает, и не может толком объяснить. Тогда я говорю, что пусть зитцен себе (сидит) и молчит, не мешает говорить нам о высоких материях. Швед обиженно усаживается на место, потом достает записную книжку и начинает что-то рисовать. Потом сует свои каракули нам, и начинает объяснять, что вот, мол, на Ленин-штрассе штейт грос хотэл (стоит большая гостиница), и его там надо высадить. Я говорю шведу, что везем мы его цу андере хотел (в другую гостиницу), называемый Комсомольск-хотэл, а тот хотэл, о котором он говорит, называется Централ-хотэл, и не туда ему надо. Швед ни хрена не понимает, опять садится и молчит. Через несколько минут мы проезжаем по улице Ленина мимо центральной гостиницы, и швед на полном ходу открывает дверь газели и кричит "Stop! Stop!". Коля жмет тормозную педаль, припоминая мать шведа, и ее мать, и мать всех его родственников, которым бы еще пойти в... и на... лучше сначала на... Швед выскакивает, я за ним, хватаю за шкирку и пытаюсь всунуть назад в машину. На что швед упирается, говорит, что ему надо сюда. Я его спрашиваю, как он поедет домой, на что он достает пачку баксов, говорит, что разменяет здесь в банкомате и возьмет такси, а то ему жить в нашем городе неделю, а рублей у него совсем не осталось. Я ему говорю, что банкомат есть и в Комсомольской гостинице, но этот хрен упорно не желает меня понимать. В конце-концов вылезает Коля, спрашивает, что этому козлу надо. Я быстро объясняю, и Коля говорит: - Ну и отпусти его, пусть чешет ко всем чертям. Буду я еще с ним возиться. Пусть идет на х#@. - Что он сказал? - спрашивает швед по-немецки. - Да, - говорю я по-немецки, чтобы ты менял баксы, брал такси и шел (по-русски) на х#@. - О, я, я (типа, да, да), - улыбаясь говорит швед. - Обязательно посещу, если вы мне советуете (все по-немецки). - А как туда пройти? - Да тут рядом, - говорю, - спросите у любого прохожего, вам популярно объяснят. А лучше спросите у таксиста, как попасть на х#@, он мигом доставит. Не забыли? НА Х#@. Поехали, Коля. ЧАСТЬ ВТОРАЯ, которая по логике должна быть первой. Преамбула. Среди всех водителей нашего завода есть Вася. Отличный мужик, и пивом угостит, и в компании хороший балагур, и доставит хоть на Камчатку за полчаса, и в морду за тебя даст кому угодно, а если понадобится, то и тебе не забудет. Комплекции - шкаф два н два, и только лицом его природа обидела. Такое свирепое оно у него, а в сочетании с бритой головой - чистый уголовник, отмотавший не одну сидку. Такой в темном переулке спросит время - тут же ему кошелек отдашь. Хотя Вася - добрейшей души человек. Амбула. Выгрузив шведа, едем дальше. - Знаешь, Гленн, - говорит Коля, - этот чертов швед приехать толком не успел, а уже всех взбаламутил. В аэропорту его встретил Вася. Увидев его, швед испугался и не захотел лезть в машину. А поскольку Вася получил строгое указание "встретить и доставить на завод", то он церемониться не стал - закинул шведа в Газель, заблокировал замок и поехал. А дело было в пятницу. Все дачники едут за город. На дорогах пробки. И Вася решил ехать окружной дорогой. Ну, той самой, про которую все давно забыли, кроме водителей заводов, что стоят вдоль нее. Которая вся разбита, а ее никто не ремонтирует, поскольку никто не помнит о ней. Которая проходит сначала по берегу великой русской реки, куда мы сливаем ядерное топливо, потом гаражами, потом через пролесок. Ну, Васе пофигу, а швед боится. Предел страха наступил, когда Вася въехал в лесную зону. Швед решил, что его какой-то грабитель везет на убой, и стал тихо скулить. И вдруг впереди показалась милицейская машина. Швед открыл окно и завопил "Полисе, полисе!!!". Менты были хоть и не гибонами, но Васю тормознули. А дверь заблокирована, швед выйти не может, и только вопит там что-то. - В чем дело, почему мужик вопит, почему не вылазит да почему не по-русски трезвонит? - спросили блюстители. - Дык это швед, я его на станкостроительный завод везу, - простодушно ответил Вася, - видимо думает, что я его в лес завезу и замочу, потому и вопит. А не вылазит, поскольку я дверь заблокировал. Он ведь и убежать может, а у меня есть предписание "встретить и доставить". Еще потеряется, блин, у нас в лесной городской глуши, на бандитов нарвется. А виноватым кто окажется? Вася. - А-а-а, - сказали блюстители и стали изучать Васины документы. Они оказались в полном порядке. Тогда менты быстро по рации связались с охраной завода, и им моментально подтвердили, что Вася действительно везет шведа на газели номер такой-то из аэропорта, а почему окружной дорогой, так хер этого Васю знает, спросите у него, но может пробки объезжает. - Там по дороге еще три патруля будет, - смеясь, сказали менты Васе, - но мы им передадим, чтобы тебя не останавливали, когда твой швед будет орать. Так что вези его побыстрее, только скорость не превышай. А в следующий раз повезешь иностранцев - морду смени, а то нам самим с тобой стоять страшно. Отдали документы, козырнули и уехали. Швед впал в кому. Довольный Вася дал по газам. Через некоторое время на дороге действительно встретились три патруля, и швед истошно визжал в окно "полисе", призывая освободить из рук убийцы. Но блюстители были предупреждены, и они только смеялись, давая Васе отмашку. Вася въехал на завод с южных ворот, где склады, и долго колесил меж ними (завод большой такой). Швед уже просто тихо ныл. Наконец Вася остановился, разблокировал замок и велел шведу вылезать. Тот отказался. Вася решил его вышвырнуть, но в условиях очень ограниченного пространства это не получилось даже у него. Тогда он принял единственное верное решение - вновь заблокировал замок (чтобы швед не убежал на неизвестную территорию завода), поднялся в кабинет к генеральному директору и попросил лично встретить шведа. Директор ничего не понял, но вниз спустился. Когда швед его увидел, он от радости и всего пережитого потерял сознание. Пост-скриптум: Шведа привели в чувство русской водкой, Васе запретили возить иностранцев окружной дорогой и рассказывать эту историю кому-либо. Так что это секрет, что у нас на заводе творится. Если вы прочитали, делайте вид, что ничего не знаете, как это делаю я. Правда, я теперь тоже знаю, что вы это знаете, но буду делать вид, что я не знаю, что вы знаете, поэтому служба безопасности может спать спокойно - все равно все довольны. Гленн Гордон.